RU UK

“Батько має право”? Рыцари нового времени или месть, прикрытая благими мотивами?

1

05.06.19 14:30

Последние пять лет, Украина плотно удерживает за собой лидирующее место в списке европейских стран с большим количеством случаев расторжения брака. Как правило, большинство браков в нашей стране распадается в первые несколько лет совместной жизни. А основной причиной развода является рождение первого ребенка и переключение внимания женщины с единственного и неповторимого возлюбленного на нового члена семьи – малыша или малышку. Некоторые “молодые” папы, после развода бесследно исчезают из жизни екс- супруги и их совместного ребенка. Некоторые находят компромис с “бывшими” и принимают участие в совместном воспитании детей. Но есть папы, стремящиеся встречаться, якобы даже заботиться о своем ребенке и борющиеся за свои отцовские права, вопреки желанию мам, а порой и самих детей. Методы, применяемые такими папами, порой, нарушают не только общепринятые этические нормы, но и выходят далеко за границы правовой системы. В помощь таким папам последние четыре года функционирует общественная организация “Батько має право”, одним из организаторов и лидеров которой является Александр Швец.

Исходя из публикаций в СМИ, а так же сообщений самого Александра Швеца в социальной сети Фейсбук к созданию организации его подтолкнула личная драмма. После развода, его бывшая супруга, известная певица, солистка группы “Виагра” Даша Медова вывезла в неизвестном направление их дочь Варвару. В итоге, Швецу потребовалось три года для того, что бы забрать дочь у матери дочь. Кстати, после получения судебного решения Александром Швецом об определении места проживания ребенка с отцом, его “бывшая” бесследно пропала. И уже год ни ее отец, ни друзья, ни следственные органы не могут найти хоть какую то зацепку, способную прояснить ситуацию с неожиданным исчезновение Медовой. 

В тоже время, Александр Швец решает фундаментализировать свою методику “торжества отцевской справедливости” и посвящает себя борьбе за права отцов на детей, в глобальном масштабе. И весьма успешно. Судя из статистики, приводимой на странице ОО “Батько має право” под ее знаменами, за несколько лет, обьединились сотни стремящихся воссоединиться со своими детьми отцов.

Не так давно, на странице ОО “Батько має право” появилось сообщение о новом уровне деятельности членов организации, направленых против их “бывших” – мам детей, укрепления их взаимодействия с органами опеки, планах проведении презентации инновационной практики спасения детских судеб,  в так же разработки “хороших кейсов для наследования”. Опубликованное заявление вызвало реакцию сети. К обсуждению планов ОО подключились и мамы детей, на примере кейсов взаимоотношений с членами ОО “Батько має право” которых, по всей видимости, и планируют укрепляться активисты.

Мамы обратились к нам с просьбой описать их личный опыт борьбы с членами ОО,  а так же привлечь внимание общественности, коллег по цеху, социальных служб и полиции на небезопасность этих самых кейсов. К сожалению, кейсов, как это не цинично звучит, за несколько дней общения с мамам насобиралось слишком много. но тем не менее мы описали истории женщин – бывших супруг и мам детей самых активных участников общественной организации ОО “Батько має право”. Итак, 

 

Кейс №1 – Пожиратель детской матпомощи

Риздванецкая Ирина ( 38 лет)

Сирота Вячеслав (45 лет) – активист ОО “Батько має право” с 2017 года

Дочь – (5, 5 лет)

Иллюстрация 2  Вячеслав  с коллегой по ОО прибыл якобы на встречу с ребенком 

Семья прожила в гражданском браке 3 года. Ребенок зарегистрирован на отца. В 2013 году, Вячеслав Сирота, без ведома и согласия гражданской супруги Ирины прописал ребенка в киевской квартире, принадлежащей его матери. Вопрос о незаконной прописке на данный момент рассматривается в Административном суде г. Киева. По словам его супруги Ирины, Сирота так же присвоил первичную матпомощь в размере 9 720 грн. Спустя 9 месяцев после рождения дочери в семье начались серьезные проблемы. Ирину вместе с ребенком родственники Вячеслава Сироты отправили к родителям в г. Полонное. В дальнейшем контакты с гражданским супругом у Ирины прекратились, на телефонные звонки он не отвечал. В октябре 2014 года Ирина оформила дубликат свидетельства о рождении дочери 3 октября 2014 года. Спустя 6 месяцев ей так же удалось перевести выплату матпомощи на ребенка на себя. Средства, присвоенные ранее Сиротой, пока что, возвратить не удалось.

В начале 2015 года Ирина пыталась проникнуть в квартиру совместного проживания с гражданским супругом в Киеве, планируя забрать свое и ребенка личное имущество. Замки в квартире Сирота заменил, но выдал некоторые вещи по собственную усмотрению. По факту его самоуправства открыто уголовное дело. 

Семья Сироты, его мать и сестра, а также его товарищ поочередно встречались со мной и дочерью на протяжении года.  При этом, они просили не беспокоить Вячеслава Сироту, ссылаясь на его депрессию. Я никогда не препятствовала встречам отца с дочерью, но он сам желания не проявлял, на контакты с нами на протяжении 4 лет, начиная с момента нашего переезда в Полонное, не выходил. Не взирая на это, Сирота и его родственники поочередно продолжают регистрировать иски с требованиями организации встреч с ребенком“, недоумевает Ирина.

По словам Ирины,  Вячеслав Сирота вступил в ряды ОО “Батько має право” во второй половине 2017 года и с того момента начал наносить визиты в Полонное в сопровождении активистов. Как правило, группу сопровождал судебный исполнитель. При этом, переговоры с Ириной по поводы встречи с ребенком Сирота не проводил, делегируя полномочия своим коллегам.

 ” Визиты геошников в наш с дочерью дом сопровождаются их агрессивными выпадами. Часто, в свой адрес я слышу угрозы о том, что если я не откажусь от алиментов, они выкрадут ребенка. Дочь не желает выходить из дома и плачет. Да она даже узнать своего отца не сможет.  Последний раз они виделись, когда ей было 9 месяцев. Некоторые из визитов наносятся неожиданно, без предупреждения. В результате не состоявшихся встреч я получаю штрафы от судебного исполнителя. Мы с дочерью боимся набегов группы мужчин, и естественно, в дом их не пускаем. А сам Вячеслав Сирота приглашения войти не принимает“, дополняет историю Ирина. 

На сегодняшний день Ирина Риздванецкая и ее дочь помощь от Вячеслава Сироты не получают. При этом, задолженность по выплате штрафов на препятствование встреч с отцом составляет 15 000 грн. Адвокаты Сироты регулярно отправляют обращения в детскую поликлинику, а также садик дочери с требованиями написания отчетов о ее состоянии здоровья.  16 мая 2019 году состоялся очередной Суд об определении суммы выплаты алиментов, в котором Сироте В. с помощью ОО “Батько має право” удалось снизить сумму алиментов больше чем в половину. Ирина ждет апелляцию, так как отец считает, что 800 грн, вполне достаточно для содержания ребенка. 22 июля 2019 года в суде будет рассмотрен очередной иск от Сироты по поводу изменении графика его встреч, а так же о запрете выезда Ирины Риздванецкой из Полонного на период, превышающий 3 дня, с постоянным контролем и уведомлением Сироты о том, где и как живет бывшая гражданская жена.

 

 

Кейс № 2 – История с кладбищем

Кирик Татьяна (30 лет)

Игорь Кирик (33 лет) – активист ОО “Батько має право”

Дочь (5.8 лет)

 

Иллюстрация 2: Фрагмент телевизионного сюжета 7 одесского канала о поисках Татьяны Кирик собственной дочери

В браке проживали в одесской квартире родителей Игоря Кирика. Семья развелась, когда ребенку исполнилось1,5 года. Причиной развода стали скандалы. Судебное решение о разводе пара получила в 2015 году. Тогда же Киевским районным судом г. Одесса было определено место проживания ребенка с матерью.

 “В 2016 году уже будучи разведенной, я пошла на уступки Кирику и мы попробовали жить вместе. Я вышла из декрета, устроилась на работу. В один из дней в квартиру нашего совместного проживания мне вернуться не удалось. Игорь Кирик выкрал у меня ключи от квартиры и преградил путь к ребенку. С этого момента у меня началась борьба за дочь и право ее слышать, видеть, которая продолжалась 2 года и 7 месяцев“, делиться Татьяна.

На протяжении более 2 лет Татьяна неоднократно пыталась выйти на контакт с екс-супругом, но ее игнорировали. Татьяне даже не позволялось поговорить с дочерью по телефону. Неоднократные обращения в полицию, опекунские органы, Судебные инстанции – результат не приносили. Информацией о месте проживания ребенка, его состоянии мама не имела.

В  2017 году Киевский районный суд начал рассмотрение дела о срочном отбирании ребенка у отца и передаче матери. В мае 2018 года Татьяна получила решение в свою пользу. Встречный иск Игорь Кирик проиграл.  В ходе разбирательства вопроса об изменении места проживания ребенка, Кирик предоставил в Суд и на заседание опекунского совета липовые документы о месте его трудоустройства и зарплате. Налоговая инспекция этот факт опровергла.  В марте 2018 года, в связи с этим было открыто уголовное дело.

В июле 2018 года, Кирик подал в Апелляционный суд встречный иск против отбирания у него ребенка. Решение 1 инстанции осталось без изменения. При этом доступ Татьяны к дочери все еще был закрыт. В декабре 2018 года Приморской исполнительной службой г. Одесса было открыто исполнительное производство. От исполнения решения Суда Кирик уклонился. В рамках производства ребенок был объявлен в розыск.

28 марта 2019 года Татьяна обратилась за помощью к журналистам 7 одесского ТВ канала. Имея на руках ордер на обыск в квартире родителей Кирика – возможного места проживания дочери Татьяны, она в сопровождении съемочной группы,  

представителей: правоохранительных органов, органов опеки, исполнительной службы, прокуратуры прибыла на место и пыталась проникнуть в жилище. Под давлением Татьяны и журналистов представители правоохранительных органов бензопилой срезали дверь в квартиру и мама получила долгожданный доступ к своему ребенку.

Как рассказывает Татьяна: “Первые слова, которые я услышала от дочери были – мама, как хорошо, что ты не умерла. Мне же рассказывали, что тебя нет в живых и водили на кладбище, показывать твою могилу. Но я не верила!“.

С момента возвращения дочери маме Татьяне Кирик, ее екс-супруг продолжает преследование. “Пока он несет дозор под нашим парадным, я ребенка не показываю, я избегаю столкновения, прячусь у друзей и боюсь, что он снова выкрадет у меня дочь. Если человек способен возить маленькую девочку на кладбище и показывал якобы могилу матери, он него можно ожидать любую угрозу!”, дополняет свою историю Татьяна.

 

Кейс № 3  – Как любить детей сильно силой

 Анастасия Гурьянова (36 лет)

Андрей Гурьянов (42 года) – Член ОО “Батько має право” с 2017 года.

Дочь (6 лет)

Сын (8 лет)

Иллюстрация 3: Фрагмент аматорского видео, когда папа с товарищами пытается вытащить из машины маму и плачущую дочь

Брак Анастасии Гурьяновой продолжался почти 7 лет, в период с 2011 до 2018 год. По словам Анастасии, причиной развода стало психологическое насилие с элементами физического со стороны Андрея Гурьянова по отношению к супруге.

Анастасия вспоминает: ” Когда мы поженились, Гурьянов пришел жить ко мне на съемную квартиру, там я родила 1 ребенка, я работала, мама приезжала помогать. Больше года мы не жили вместе, пока я была беременна вторым ребенком. У нас возникли финансовые трудности, муж потерял работу. Я вернулась в родительский дом в Херсон. Заботу обо мне и детях на себя взяли мои родители“.

От родителей в Киев к супругу Анастасия возвратилась в декабре 2013 года, дочери исполнилось 6 месяцев. К тому времени, положение супруга стабилизировалось. Семья поселилась в квартире матери Гурьянова. Супруг препятствовал ее общению с близкими, начались скандалы. В итоге, в сентябре 2016 года Анастасия подала на развод впервые и уехала с детьми в родительский дом в Херсон. После отъезда семьи, Гурьянов стал часто наносить визиты в Херсон, пытаясь примириться.  В конце декабря 2016 года семья повторно воссоединилась и вернулась в Киев.

Мы отпраздновали Новый 2017 год в семейном кругу. Я забрала заявление о разводе. Попытались воссоединиться ради детей. Но, к сожалению, конфликт нарастал. Гурьянов продолжил тиранию и скандалил по любому поводу. Кроме того, выяснилось, что в период моего проживания в Херсоне он подавал на меня в розыск. Периодически сообщал в полицию о том, что я пропала вместе с сыном, а так же о том, что я убегаю из семьи и отказываюсь заниматься детьми“, делится Анастасия.

В начале декабря 2017 года Анастасия сообщила супругу в телефонном разговор о намерении подать на развод повторно. В это время она с детьми гостила в Херсоне.

 “Когда я сообщила о разводе второй раз, он приехал к нам в город и обманным путём, оставшись наедине с детьми, воспользовавшись моим доверием, увез их в Киев. Когда я примчалась за ними в столицу, Гурьянов установил новые двери с новыми замками, в квартиру к детям не пустил. Позднее я забрала детей у его матери. Сняла квартиру в Киеве“, дополнила Анастасия.

Далее супруг Анастасии неоднократно пытался проникнуть к ней в арендованную квартиру. 4 января 2018 года визит нанесли представители органов опеки и попечительства, с целью проведения обследования места проживания детей. В группе обследователей присутствовала начальница представительница СЮП Днепровского района г. Киева.

Несмотря на то, что обследование квартиры не было закончено, сотрудница СЮП попросила меня открыть двери, сообщив о том, что она свою работу закончила. Дверь я открыла и обнаружила за ней Андрея Гурьянова, который будто бы поджидал подходящий момент и ворвался в квартиру. Далее он стал выбрасывать детские вещи из шкафов и собирать детей. Разразился скандал. С криками, он подхватил на руки дочь, она перепугалась и пыталась выскользнуть. Сын спрятался под столом. Была потасовка. Я вызвала полицию “.

В конце января 2018 года состоялось заседание органов опеки и попечительства, на котором рассматривался вопрос об определении места жительства детей.  На заседании Гурьянов предоставил липовые справки о психическом здоровье Анастасии. По этому поводу открыто уголовное дело. Органы опеки решения не вынесли.  В мае 2018 года Днепровский районный суд г. Киева вынес решение о разводе. На суде Гурьянова поддерживали активисты ОО “Батько має право”.

С мая 2018 года, охоту на детей Гурьянов организовывал уже с товарищами. Активистам удалось отследить новое место нашего проживания. 26 октября 2018 года они пытались выкрасть ребенка прямо из сада. Нам с адвокатом удалось вовремя подоспеть. Какое-то время мы держали оборону. В итоге избитого адвоката – женщину увезла скорая помощь. Пришлось вызывать подмогу“.

На данный момент открыто уголовное дело по поводу нападения на адвоката. Анастасия подала в Суд на ограничивающие предписания, но 11 мая 2019 года получила отказ.

Также:  Избиение на детской площадке или как полицейские пример детям подают

 

Кейс №4  –  Изнуряющая штрафо-тирания

 Степанова Елена (36 лет)

Игорь Дубас (40 лет) – активист ОО “Батько має право” с 2017 года
Дочь (5 лет)

 

Иллюстрация 3 – Дозор активистов ОО “Батько має право” под окнами квартиры Елены Степановой


Елена Степанова вышла замуж в 2013 году, дочь родилась в том же году. В официальном браке семья прожила 3 года. Семья проживала в квартире Елены. По словам Елены, причиной развода стало насилие в семье, и употребление Игорем Дубасом алкоголя и наркотических средств.

Елена делится воспоминаниями о первом семейном инциденте: “Когда я отучала ребенка от груди, в одно из ночных кормлений она плакала. Мой бывший супруг проснулся и неожиданно начал меня душить. Я схватила ребенка и выбежала прямо в ночной сорочке с ней на руках на улицу. После события наши отношения в норму уже не пришли и я попросила его уехать. Позднее, в телефоном разговоре, Игорь Васильевич мне признался в том, что действительно принимает наркотики, лечиться не желает, поддержку специалистов отвергает и это подтолкнуло меня к принятию решения о разводе“. 

Решение о расторжении брака Елена получила в июле 2016 года. После развода, Елена не препятствовала общению отца с ребенком, по его первому запросу приводила дочь на встречи. Так было и 25 мая 2016 года. В этот день, после встречи с ребенком, Игорь подстерег Елену под ее квартирой, силой вырвал ключи, проник в квартиру.

Игорь Васильевич не покидал мою квартиру до утра. Я просила его уйти. Он не реагировал. Полицию вызвать мне не удалось, поскольку телефон он забрал. Все это время с его стороны на меня производилось психологическое и физическое насилие. На следующий день, когда Игорь Васильевич покинул мою квартиру, я обратилась за помощью в Социальную службу семьи и детей Голосеевского района. Сотрудник службы, оказала нам психологическую реабилитационную поддержку и порекомендовала обратиться в полицию и травмпункт для фиксации телесных повреждений“, делится своей историей Елена.

24 февраля 2017 года Елена Степанова получила решение об определение места проживания ребенка с матерью и алиментах. Далее, Игорь Дубас подал апелляцию на решение суда первой инстанции об определении места проживания ребенка с матерью. В результате, получил решение о фиксированном графике встреч с дочерью.

Мы начали исполнять решение суда, как только оно вступило в силу. Каждый его запланированный решением суда визит мы поддерживали. Дубас приходил на встречи, но дочь не желала с ним видеться, плакала и боялась выходить. 2 мая 2018 года Игорь Васильевич напал на мою мать, свалил с ног в лифте. В этот момент внучка была у нее на руках. Этому есть визуальное подтверждение, зафиксированное камерами наружного наблюдения. График встреч Игорь Васильевич не нарушал, приводил с собой судебного исполнителя и представителей ОО “Батько має право”. Он приходили к нам с дочерью не с целью встретиться с ребенком, а с желанием вступить в перепалку и инициировать очередной скандал, напугать дочь и сорвать исполнение решения Суда для последующего наложения штрафа“, добавляет Елена.

В итоге, на сегодняшний день, на имя Елены Степановой выписано несколько десятков штрафов, на общую сумму около 90 тыс. грн. А также, запрет на выезд за границу, вождение автомобиля, розыск автомобиля. 13 мая 2019 года по инициативе судебного исполнителя была произведена попытка незаконно (без надлежащего уведомления) описать личное имущество Елены с целью реализации для оплаты штрафов, в связи с якобы невыполнением решения суда по встречам ребенка. Елена опротестовывает наложенные штрафы в суде. На сегодня у Дубаса существует задолженность по выплате алиментов, накопившаяся за несколько лет, на сумму 50 000 грн.

Кейс № 5

Итальянец на каникулах в Украине

 Татьяна Шевченко (45 лет)

Джовани Арканжели (51 год) – активист ОО “Батько має право”

Сын (6 лет)

Татьяна Шевченко познакомила с итальянцем Джовани Арканжели на одном из сайтов знакомств в сети Интернет в августе 2011 года. Пара начала встречаться, итальянец навещал подругу. Татьяна и Джовани говорили о браке и совместном проживании в Украине. В начале 2012 года они узаконили отношения на родине Татьяны. 

“По медицинским показаниям мне было сложно родить собственного ребёнка. Мы обсуждали вопрос об усыновления. Но спустя некоторое время после свадьбы я с удивлением узнала, что беременна. Мы отправились в Италию знакомиться с его семьёй“, – делиться своей историей Татьяна.

Весной 2012 года на сроке 3,5 месяцев беременности Татьяна попала в больницу и пробыла там вплоть до рождения сына. Медицинское обслуживание осуществлялось за счёт государства. Сын Татьяны родился преждевременно и их перевели в детское отделение для дальнейшего контроля состояния его здоровья. Ребёнка Татьяна зарегистрировала гражданином Украины.

“После выписки из больницы я не могла себе позволить оставить сына без внимания ни на секунду, практически не выпускала его из рук на протяжении 3 месяцев. Спала с ним сидя. Это нервировало супруга.  Я стала слышать замечания о том, что он женился на состоятельной женщине, которая должна быть ему не обузой, а содержать семью. Ребёнок требовал внимания, я уставала и начала чувствовать себя неважно. В итоге, Джовани отвёз нас в Украину к моим родителям, оправдывая свои действия усталостью от нашего общества”, – вспоминает Татьяна.

Спустя 6 месяцев Арканджели забрал семью обратно в Италию, где они совместно прожили некоторое время.

В начале 2016 года выяснилось, что у меня нет прописки в Италии, а документ, легализирующий моё временное пребывание в стране, заканчивается. Продлевать его муж не планировал, и мы вернулись в Украину. Сыну на тот момент было 3 года. В Украине мы жили у моих родителей, все счета оплачивали мои близкие”, – сообщает Татьяна.

Как выяснилось позже, буквально по приезду в Украину у Джовани Арканжели завязался новый роман, послуживший причиной его ухода к новой подруге. В сентябре 2016 года Татьяна подала на развод. Джовани подал встречный иск на аннулирование брака, основанием которого послужила якобы его не проинформированность об инвалидности Татьяны.

Я инвалид 2 группы – у меня мальформация головного мозга. Мой муж о моем состоянии знал и даже оформил мне инвалидность в Италии, на основании которой там, я некоторое время получала материальное пособие. Об инвалидности я сообщила ему в переписке, за долго до нашей первой встречи в Украине. Я бы в самолёт не смогла сесть, не будучи уверена в том, что мой спутник не проинформирован и может оказать мне первую медицинскую помощь“, – добавляет Татьяна.

По словам Татьяны: “Джовани хотел от меня избавиться и ни на какие переговоры о совместном воспитании ребенка настроен не был. Он планирует забрать у меня сына и вывезти его в Италию. Я пыталась уговорить его решить вопросы мирным способом. После того, как Джовани Арканжели стал членом ОО “Батько має право”, побывал на нескольких телеэфирах и заручился поддержкой активистов, его поведение стало невыносимым. Я не мешала его встречам с сыном. Он мог приходить и общаться. Но при этом, он нападал на меня и писал заявления в полицию о том, что я препятствую его общению с ребёнком”.

С сентября 2018 года какие-либо контакты Татьяны Шевченко с ее итальянским супругом прервались. Впереди у Татьяны судебный процесс об аннулировании брака, и дальнейшие коллизии, связанные с его расторжением. Кроме того, в Италии, в Риме, Арканджели инициировал процесс о лишении Татьяны родительских прав. В процесс вмешались социальные службы, требующие предоставления со стороны Татьяны документов о состоянии здоровья ее сына и его развития. Татьяна лишена покоя. Не взирая на то, что ее супруг сражается с ней  за ребёнка в судах на территории Италии, в Украине ее преследуют члены ОО “Батько має право”.

 

Кейс № 6

 Девочки, ох уж эти юные девочки

 Елена Кашеварова (37 лет)
Антон Кашеваров муж (38 лет)

Сын (11 лет)
Дочь (5 лет)

Пара поженилась в 2006 году. В 2007 году у них родился сын, в 2014 – дочь. С рождением дочери ситуация в семье обострилась. Отправной точкой развода послужило проявление Антоном Кашеваровым, по словам Елены, неадекватных поступков в отношении дочери. Елена подала на развод и получила его в апреле 2018 года.

В период последнего триместра беременности дочерью муж стал отчуждённым. Подолгу исчезал из дома, на звонки не отвечал. По возвращении, порой из трёхдневных загулов, пояснял невнимательностью к нему с моей стороны. Я не могла его покинуть, поскольку, будучи беременной, была абсолютно беспомощной“, – рассказывает Елена. 

В начале 2014 года, после трёхдневного отсутствия супруга и возвращения домой, Елена завладела его секретным телефоном и выписала активные номера абонентов с женскими именами. Далее, в сети Контакт она выяснила, что номера принадлежат особам в возрасте от 12 до 14 лет.

Коммуникации Кашеварова в сети Контакт с юными девочками продолжались и в реальной жизни. С одной из малолетних подруг у него сложились тесные отношения. Он помогал 15-ти летнему подростку и ее семье, посещал их дом на протяжении года. На тот момент у нас родилась дочь. Я настаивала на его обращении к психологу. В итоге, он уступил и пригласил специалиста на дом. Психолог, проведя с нами персональные беседы, сделал заключение о том, что во всех проблемах виновна я. Специалист не выявил в поведении мужа “странностей”, а коммуникации с малолетними его подругами отнёс к сфере моих фантазий“, – продолжает историю Елена.

Вывод психолога подтолкнул Елену к разрыву отношений. В период с 2015 по 2017 год она проживала со своими родителями и получала от супруга на детей по 1500-2000 грн. ежемесячно. Все затраты Кашеваров фиксировал в записную книгу. Встречам с детьми отца Елена не препятствовала. В 2017 году у сына Елены на почве напряжённых отношений родителей развился невроз и его направили в реабилитационный центр. Специалисты центра, с целью скорейшего выздоровления мальчика, порекомендовали семье объединиться и попробовать наладить отношения. Семья снова воссоединилась.

Я вернулась к мужу, но стала замечать его неадекватное отношение к дочери. Она подросла. Папа скупал на секонд-хенде карнавальные платья для девочек, наряжал и фотографировал дочь во время моего отсутствия дома. Когда история с фотосессиями неожиданно раскрылась, и в фотоаппарате я увидела снимки в платьях, я обыскала дом и нашла наряды с пятнами непонятного происхождения. Сбивчивый рассказ дочери о происходящем без моего ведома натолкнул меня на ужасающие выводы. Апофеозом всего стало проявление у 4-летней девочки вагинальной инфекции“, – поделилась Елена Кашеварова.

После выявленных обстоятельств Елена вернулась к родителям и занялась лечением дочери. Также она стала возить детей в Службу поддержки детей с целью прохождения психологической реабилитации. В связи с вышеупомянутыми событиями открыто уголовное дело. По рекомендации адвоката, Елена не готова делиться деталями досудебного расследования. 

В январе 2018 года после того, как Кашеваров узнал о моем обращение в правоохранительные органы, стал грозиться забрать детей и вывезти их заграницу. Сообщил, что теперь он активист ОО “Батько має право” и с помощью адвокатов организации, способен реализовать свои планы. Он написал заявление в полицию о том, что я и мои родители издеваемся над детьми. В марте меня избил, чему есть подтверждение в виде выписки судебно-медицинской экспертизы. В мае прошлого года к нам приезжали представители ювенальной службы. Нас со старшим сыном приглашали на допрос к следователю. Наш “папа” обвинил меня в несостоятельности как матери и заявил о ненадлежащих условиях проживания детей. При этом он сам выгнал нас из нашего дома”, – добавляет Елена.

 Надеемся, уважаемый читатель, тебе удалось осилить этот длинный, наполненный негативными эмоциями женщин текст. Судя из изложенного, документально-подтвержденного материала, события в их жизни проистекают на фоне безответственного отношения со стороны государственных правоохранительных и исполнительных органов. Этих историй много. Героини этих историй заслуживают быть услышанными.

 

 

Елена Лазуткина

Поделиться:

Один комментарий на «““Батько має право”? Рыцари нового времени или месть, прикрытая благими мотивами?”»

  1. Фиг Вам:

    Дешевенький наброс на вентилятор. Все активистки десятков женских ГО белые и пушистые, а одно(!) ГО, защищающее права отцов надо уничтожить. Чисто по бабски

Популярное