RU UK

Мураев рассказал, будет ли участвовать в президентских выборах: Большое интервью

2

29.09.18 20:30

Едва ли чье-либо имя из украинского политикума вспоминается в эти дни чаще, чем имя Евгения Мураева. Поводов достаточно: от фейковых новостей о связи политика с российскими прокремлевскими олигархами, озвученными с парламентской трибуны и оказавшимися жестким розыгрышем блогера Шария, до абсолютно реальных – выхода из партии «За життя» и основание собственной политсилы «Наши». Были и другие псевдоинформационные поводы, о которых сам Мураев, смеясь, говорит:

«Я – племянник Азарова, рука Кремля и одновременно агент Банковой».

Очевидно, что отчетливо выражаемая собственная позиция сделала Мураева одинаково неудобным как для власти, так и для бывших соратников. Последние вменяют политику содействие Банковой в противостоянии с оппозицией. Попавший в парламент как мажоритарный кандидат от одного из Харьковских округов от Оппозиционного блока, Мураев, неоднократно замечавший фактическое согласие оппозиции с решениями власти при декларируемых разногласиях:

«Оппоблок голосовал за неуклюжую реструктуризацию задолженности от Яресько, за сдачу судебной системы в руки Порошенко, за лес-кругляк, выходили из зала, когда было голосование за отставку Яценюка и тому подобное. Если у вас есть такие «скелеты» – не идите в политику», – объяснил свою позицию Мураев и вышел из “Оппоблока”, создав с Рабиновичем свою партию «За життя».

Проект оказался успешным, ввиду серьезного количества единомышленников в украинском электорате, что отразили рейтинги партии: «За життя» с хорошим баллом преодолевает проходной барьер. Тем неожиданней стал выход Мураева из политической силы. По его словам, покинуть партию политик решился после введения в ее состав Виктора Медведчука на основании единоличного решения Вадима Рабиновича:

«К сожалению, «За життя» превратилась для меня в политический проект, который так и не стал настоящей политической партией. Этот проект прекратил генерировать смыслы, а начал участвовать в каких-то кулуарных переговорах. Если кто-то с кем-то хотел вести переговоры, он должен был получить на них мандат минимум политсовета, а реально – съезда. Люди же – это не стадо овец. Я Медведчуку говорил, что у него сейчас институциональные функции – он заменяет собой МИД в отношениях России и Украины. Имея такие инструменты в руках, смешно бегать с карточкой народного депутата, чтобы тебя все обсуждали – как ты проголосовал, что прогулял… Я был категорически против клоунады, устроенной в эфире NewsOne, когда Медведчука «заводили» в партию и поставили рядом строку с Наливайченко и Шабунин. Безусловно, сотрудники канала отслеживают мою позицию, я четко ее выражаю в эфирах и на Фейсбуке. Но я никогда не вмешивался напрямую в редакционную политику.

Эту программу готовил лично Рабинович, мне этот балаган не близкий. Когда у тебя есть какие-то партнеры, единомышленники, ты им даешь все, что у тебя есть, и иногда позволяешь лишнее. Но каждой ошибке есть своя цена. Я свои выводы сделал, в том числе, и в отношении того, к чему идет проект «За життя»»,объясняет свое решение о выходе из партии Евгений Мураев.

О своем уходе из «За життя», политик сообщил в эфире телеканала «Zik», а не NewsOne, что тоже вызвало массу вопросов.

Евгений Мураев говорит, что хотя электорально считает «Zik», не волне своим, тем не менее, высоко оценивает его способность работать объективно и независимо, чем сегодня основная масса медийных ресурсов похвастать не может. Кроме того, политик был приглашен в эфир намного раньше, но был вынужден переносить интервью до регистрации новой партии:

«Я  дважды переносил эфир (с Татьяной Даниленко): ждал полной регистрации новой партии «Наши». Понимал: если сразу скажу, что это моя партия, потом будет огромная противодействие со стороны и органов юстиции и моих бывших коллег. Мои единомышленники проголосовали за то, чтобы я возглавил партию. И теперь она может участвовать в выборах любого уровня, даже если меня не будут регистрировать. Хотя власти это будет довольно трудно объяснить. На сегодня могу сказать, что со мной вышли Харьков, Одесса, Херсон, Николаев, Днепропетровск, Сумы, Хмельницкий, Мелитополь и многие другие.

В следующий раз я хочу выйти в медийное поле с большим полноценным съездом, чтобы все видели, сколько нас. Объяснить наши базовые принципы, ценности, программные пункты.  У меня более 160 законопроектов, я расскажу, как и сделаю. О мире я говорю или об экономике – у меня под каждый пункт есть законопроект. У Тимошенко тоже есть программа на 400 страниц… А она может показать реальные законы? Я свою программу вынесу на общественное обсуждение.  И если кто-то предложит лучше, я с этим соглашусь и ее изменю.»

В новой партии противники политика хотели бы видеть связь с ныне не существующим российским одноименным объединением, однако Евгений Мураев рассказывает, на какой почве была создана его политсила на самом деле:

«Это партия, которая уже существовала раньше и была переименована. Партия «Наши» создана на базе партии «Победа», которая 10 февраля 2017-го года сменила название на «Сила народа», позже партия снова изменила название – на этот раз на «Украинской формат». С новым названием партия уже зарегистрирована в Минюсте.  Мы поменяли только руководителя – теперь возглавляю ее я.»

  К концепции и позиции вновь созданной партии Мураев подходит ответственно:

«Хочу описать и определить правила еще до того, как мы начнем действовать. То есть я четко объясню, что мы будем делать, как и по каким законам, а не просто «за все хорошее, против всего плохого».

Отметая все обвинения в финансировании российским олигархом, которые оказались фейком, закинутым провластному ТВ каналу «Эспрессо» шутником-блогером, Мураев ясно дает понять:

«Мы точно не можем брать денег у соседних стран и олигархов, потому что в таком случае должны будем потом обслуживать их интересы. 

Да, деньги нужны, ими обеспечивают представительство в избирательных комиссиях, содержат наблюдателей, агитаторов, распространяют газету. Я буду делать это сам, с единомышленниками. И чтобы вы понимали, количество тех, кто хочет в наши ряды, огромна.

Я вам даю мужское слово – не плачу ни одному человеку. У меня нет ботов. Да, нам понадобятся деньги на крупные телеканалы и на рекламные кампании, на печать агитации. Но есть достаточное количество людей среднего класса, которые могут обеспечивать содержание партийных офисов. Когда вы говорите, что нужны были колоссальные деньги на финансирование «За життя» – мне смешно, потому что каждый регион сам содержал приемные, областные, районные, городские организации. И было условие – что это должны быть самостоятельные и сильные люди. У всех же есть свои базовые интересы – кто-то хочет в горсовет, кто хочет в облсовет.»

Говоря об опыте партии «За життя», Евгений Мураев констатирует тот факт, что после своего ухода из политобъединения стал мишенью для некоторых бывших однопартийцев. Возможно, им трудно простить политику популярность и тот факт, что с ним ушла и львиная доля электоральной поддержки. Евгений Мураев прекрасно понимает, кто стоит за этим:

«Этой грязью занимается старая школа, и на самом деле это не работает. Я к медиаактивности имею некоторое отношение, поэтому всех этих людей знаю. Это ряд проплаченных политологов и блоггеров. Кому-то из них мог позвонить лично, они из уважения ко мне могли сказать, кто дал команду. Огромные деньги сейчас на это тратятся. Это те люди, у которых не удался план, вразрез с которым я ушел.»

Именно со стороны  бывших однопартийцев прозвучали недавние безосновательные обвинения о якобы «сговоре Мураева и президента Порошенко», и имевшей якобы место встрече на Банковой. Мураев констатирует:

«Я с ним (с Президентом) даже не знаком. Ни разу в жизни не разговаривал и не был к нему ближе, чем на 50 метров. Где-то на таком расстоянии находится мое кресло от трибуны в Раде, с которой он выступал. В Администрации Президента был в последний раз несколько недель назад, когда в Змиевском районе, где находится мой округ, был вооруженный захват хозяйства Строгого. Именно этот визит и дал повод недругам рассказывать вообще о чем-то фантастическом, что я был в АП на заседании предвыборного штаба Порошенко в то время, когда я был в ресторане, общался с продюсерами двух украинских телеканалов. В свидетелях также сотрудники ресторана. Потом я поехал домой, там был в 23 часа. Когда и у кого я действительно был в АП, я могу легко доказать. А «недруги» – нет.»

О своем канале NewsOne и передаче его в управление Андрею Портнову, замглавы Администрации президента Януковича, проживающему сегодня в Австрии, Евгения Мураев рассказывает много, начиная от истории его создания и заканчивая причинами передачи и вопросами финансирования: 

«У Рабиновича я купил канал еще в 2013-м, потому что тогда это было модно. Когда произошла революция, я не понимал, что с ним делать. В какой-то момент я решил: надо бороться с тем, что происходит в стране, и мне для этого нужен был ресурс. Я построил канал с нуля, потому что раньше это был просто медиасервер, где как на музыкальном канале, транслировалось все, что у него загрузили. Штат из 16 человек вырос до 320.

NewsOne, перед тем, как я его передал в управление, был первым в своей нише, хотя не имел тех конкурентных преимуществ как «112», который имел большее покрытие. Тем не менее, мы их «делали». И ток-шоу «Украинский формат» наш коллектив создал за 25 дней – именно столько прошло от идеи до выхода в эфир. Сейчас у каждого конкурента NewsOne есть такое же свое ток-шоу. Только они их создавали по три-четыре-пять месяцев.»

Об избранной информационной политике Евгений Мураев говорит так:

«Свобода канала, возможность давать альтернативные точки зрения и ничего не бояться – это то, что нужно зрителюЯ своим журналистам всегда говорю: ребята, каждое слово дорогого стоит.  Если у вас есть доказательства, чтобы так говорить, вы имеете на это право. А если нет – вы рассчитываетесь собственной репутацией. На всех других телеканалах есть другая установка – власти не бить, а гладить, облизывать. А на нашем – полная свобода и единственная задача быть честными и не идти на компромисс. Я не буду говорить что мне обещали и чем пугали, чтобы у нас в эфире не появились «пленки Онищенко». На телеканале тогда все стояли с огнетушителями и запасными генераторами электроэнергии, понимая, что нас или вырубят из эфира, или ворвутся и будут кричать, что мы – «рука Кремля» и крушить все в прямом эфире.» 

Конечно, подобная позиция «неудобного» медиа-ресурса ставит под удар его инакомыслящего владельца Евгения Мураева во всех возможных направлениях: и в бизнесе, и в политической карьере, и в деловой репутации:

«Я допускаю, что мне могут закрыть вообще все СМИ. Я вижу, как спускают на меня собак и людей, которых я раньше считал взвешенными и справедливыми. Теперь они за деньги несут откровенную чушь, говоря, что я – агент Банковой. Скажите, кто больше разрушал стабильность Банковой, кроме нашего ресурса? Мы били по глиняных ногах этого колоса. И тут вдруг они меня обняли, пожалели и приласкали. У меня на предприятиях люди уже привыкли к «маски-шоу», выемкам и такого прочего. Для них это обыденность.  Если раньше мне звонили и кричали, что у нас завтра будут проверки, то сейчас я могу приехать, а они мне случайно говорят, что на неделе два раза приходили. Это уже как дождь. 

Я уверен, что незаконно прослушиваются мои телефоны – хотя Верховная Рада не давала согласия на проведение досудебных расследований. У меня есть еще уголовные дела по экономике и «незаконному обогащению», предусматривающих конфискацию, которые они пытаются раскачать. Если меня надо изолировать и все конфисковать, то чтобы вы сделали на моем месте? Взяли бы и реструктурировали всю свою собственность. Я подарил корпоративные права своему отцу. Он их, конечно, вывел к европейскому государству – в Швейцарию. И собственность отца сейчас на 100% принадлежит швейцарской фирме. Такие компании покупаются именно для таких ситуаций и никакой тайны в этом нет. Я просто хранил свой актив. Но мой отец руководит заводом, который производит каркасные дома: где он, и где – телевидение. По этой причине я принял решение передать канал Портнову.

Он, как управляющий, должен защитить актив и журналистов. Он не может одного – продать актив. Более того, если актив будет продан, он в дальнейшем может управлять течение трех лет даже при новом собственнике. Портнова точно никто не получит и повлиять на него невозможно. Все понимают, что давить на владельца теперь невозможно и отжать собственность также.»

В отношении источников финансирования канала Евгений Мураев рассказал, что свои личные деньги на содержание Newsone не тратит уже три года:

«Я не буду говорить, как финансируются телеканалы и какие схемы их содержания – меня никто в области не поймет. Как вы думаете, сколько раз нас пытались проверить? Я готов публично спорить с любым генпродюсером телеканала в Украине, что в NewsOne – лучшая бизнес-модель и он самый дешевый в производстве секунды эфирного времени. Если вы обратили внимание, у нас огромное количество людей работает бесплатно. И таких моделей внутри канала много. Я действительно не олигарх и не мог создать медиа, которое было бы настолько дотационным и дорогим, как другие.»

В отношении многочисленных акций «За життя» в прошлом, под Нацбанком, которые оппоненты вменяют Мураеву, называя проплаченными, политик категоричен:

«Если бы можно было поклясться на Библии: я ни копейки никому не давал, не передавал и не вкладывал в партийную кассу. И если бы даже эти митинги были кем-то проплачены, то я к этому не имею никакого отношения. И у меня тогда вопрос: а Майдан вышел за деньги? Нет. Тогда почему два миллиона вкладчиков банков, у которых просто забрали последнее, не могли выходить без денег? 

Еще раз говорю – я не имел к этому отношения. Даже больше скажу: я был против этой уличной активности.  Я не верил, что люди выйдут и могут этим чего-то достичь. Любые перевороты, революции, называйте как хотите, приводят к тому, что власть в руки получают мерзавцы, которые отвергают страну назад. Вспомните 2005 год, посмотрите на 2014-й. Можно рассказывать о свободе, счастье, независимости, но люди живут хуже. Такого беспредела, такого безумия на улицах не было никогда. В стране война, и о чем мы говорим?  Это ее результаты. 

Нужна смена власти, но не верю, что власть отдадут улице. К тому же, мир не воспринимает нелегитимный способ получения власти. Нужны выборы, до которых осталось совсем ничего.»

Говоря о выборах, Евгений Мураев считает, что ни его бывшей партии «За життя», ни Оппоблоку не удастся договориться и выставить единого кандидата. Рассуждая, кто бы мог составить серьезную конкуренцию действующему президенту, Мураев называет возможных Бойко и Тимошенко, которые, в свою очередь, будут конкурировать между собой:

Также:  Кому мешает Мураев и его рейтинги?

«За счет админресурса, Порошенко может обеспечить себе в первом туре первое место. А за счет единого кандидата ,его возможным конкурентом будет как раз Бойко, а не Юлия Тимошенко. Бойко, на которого давно навешены ярлыки пророссийского политика, с которым связаны всем известные «вышки», он был вице-премьером при Януковиче. Для Юго-Востока – это не является большим негативом, но на этом Банковая собирается играть. Я с уважением отношусь к Бойко, но без Крыма и Донбасса это электоральное поле гораздо меньше, чем «оранжевое». И во втором туре у этого кандидата математически не хватит голосов. Единый кандидат нужен, но он не должен быть причиной объединения, которое сделает Порошенко президентом еще раз.»

Пойдет ли Евгений Мураев на президентские выборы? Ведь популярность политика весьма ощутима, это признают и друзья, и недруги : 

«Не знаю – отвечает Мураев. Я состоялся как человек. Все, что хотел бы делать, у меня получалось – и бизнес, и производство. Если будет достаточное количество сторонников и будет понятно зачем – пойду.»

Поделиться:

2 комментария на «“Мураев рассказал, будет ли участвовать в президентских выборах: Большое интервью”»

  1. Читатель:

    когда делаете ctrl+c и ctrl+v надо указывать откуда интервью стянули

  2. moder2:

    Спасибо за ваш отзыв. Мы не писали, что это интервью брала редакция Жизнь.Инфо.

Популярное