RU UK

Евгений Мураев об ответственности за аннексию и события Майдана

0

21.02.19 14:55

20.02.19 в эфире канала “НАШ” состоялось обсуждение ряда вопросов, главными из которых стали: могла ли власть Украины препятствовать аннексии Крыма и предстоящие президентские выборы в Украине. Гостями студии стали Евгений Мураев, Инна Богословская, Виталий Скоцик и Андрей Новак.

Говоря о событиях 2013-2014 года, Евгений Мураев, подчеркнул, прежде всего, ответственность политиков за принимаемые решения и их последствия:

“Ответственность политика – в первую очередь, понимать, к чему приведут его действия или бездействия. Турчинов и товарищи, я думаю, понимали что будет и должны за это отвечать. И отвечать они будут только при радикальной смене власти. Власть не может посадить себя сама и тех, на чьих штыках они в эти кресла попали. Турчинов взял на себя обязательства Президента, потому что не было ни одной статьи, по которой Янукович мог был быть отстранен от власти. И не случайно 12 тыс. солдат ВСУ и 2 тыс. правоохранителей не отреагировали самостоятельно. Можно предположить, что им дали приказ. Эти трусы, которые сели в кресло, просто побоялись реального противостояния. Они дали команду не сопротивляться. Но было ли возможно сопротивление при незаконном свержении власти?”. 

Евгений Мураев убежден: события в Украине того периода – процесс срежиссированный осуществленный извне, в котором участвовали очевидные выгодополучатели:

“Революция – это смена элит. Мне кажется, что Крымом рассчитались за невмешательство РФ. Глобально, никто не поставил под сомнение легитимность власти Турчинова и прочих. Тем, кто ее получил на крови, было выгодно снять этот вопрос и устранить из избирательного поля 2 млн. людей которые никогда не поддержали бы пришедший к власти режим. Это было выгодно и для РФ, и для тех кто получил власть в феврале 2014 года. США и Европа получили в результате возможность проводить санкционную политику в отношении РФ, это значит экономически ослаблять Россию.”

Давая оценку действиям ЕС  и политики Европейских стран в отношении Украины, Мураев скептичен, поскольку убежден в приоритете собственных интересов любых внешних игроков на геополитическом поле:

“Туск сказал, что “нет Европы без Украины”. А чем они помогли? Дали военную технику или безвозвратную финансовую помощь? Нет, они дали кредиты в обмен на отмену моратория со снятия экспорта леса-кругляка и либерализацию визового режима, благодаря которому наши граждане сейчас работают на развитие этих государств. Они все от этого выиграли. Выгоду извлекли геополитические враги РФ, а мы – разменная монета. Если мы себе в этом не признаемся и будем дальше слушать, что нам говорят – страна будет умирать.”

Мураев, выступающий всегда при приверженности идее децентрализации и за целостность Украины, видит очевидные предпосылки к случившейся аннексии Крыма, считая это не только последствием агрессивной политики РФ, но и очевидным просчетом власти и глубоко  ошибочным внутренним курсом:

“Крым, вне сомнения украинский, потому что, когда я родился – он принадлежал Украине. Однако там, на момент переписи населения жили 60% назвавших себя русскими, 25% украинцев и 14% крымских татар. И было понятно, что если политика национализма которая началась в 2014, захлестнет Украину – там будет беда, будет противостояние. Крым был совершенно четко полярный тому, что происходило здесь. Красноречивый факт: медали “за возвращение Крыма” своем в большинстве получили его жители. Операция по его аннексии началась еще при Корсуньской трагедии, когда герои Майдана били крымчан, возращающихся домой, жгли их автобусы. Тогда было понятно, какая судьба постигнет Крым.

В 2013 г. еще не стоял вопрос выгнать российский флот, тогда стоял вопрос отдать Крым войскам НАТО, денонсируя Харьковские соглашения. Для РФ это стратегически важно. Было понятно, что если продолжать эту политику – это приведет к противостоянию с РФ и они ответили прогнозируемо.” 

Мураев убежден: проводимая властью политика не только лишила Украину ее части, но и абсолютно деструктивна с точки зрения переспективы возвращения оккупированных и неподконтрольных территорий: 

“Свою оценку событиям 2013-2014 года дали украинские области и ни одна, кроме, может быть, Западной Украины. Потому легко стало взбудоражить Донецкую и Луганскую области. Пограничная ситуация была в Харькове. Нам надо думать как реинтегрировать эти территории. Я не уверен, что со сменой власти в РФ Крым вернется. Навальный, оппозиционный кандидат, сказал, что “Крым- не бутерброд, чтоб его туда-сюда делить”. 

Украина за 2010-2011 годы дала Крыму 200 млн. на инфраструктурные проекты. За годы аннексии они получили 5,5 млрд прямых дотаций и 3 млрд. на программы и социально-экономического развития. Что мы им можем в националистической Украине предложить  взамен? При этой власти мы не вернем Крым и потеряем Донбасс,  потеряем еще миллионы граждан, которые уедут. Давайте наказывать виновных. Тех, кто отдал наши территории, должны быть судимы по статье “измена Родине”.

Также:  Из фракции "Слуга Народа" исключили нескольких депутатов


Говоря о событиях Майдана, Мураев однозначен в своем мнении:

“Если изберут любого политика, причастного к Майдану – расследования не будет. Вы знаете кого-то, по кому следствие велось бы 5 лет?

Это не был мирный протест: пострадали 2000 демонстрантов и 1000 правоохранителей. Милиционер по 15 статье Закона о милиции обязан стрелять, если его жизни или жизни угрожает опасность, ему не нужен был приказ Януковича. Люди, которые стояли на страже Конституционного строя, обязаны были применять оружие, защищая и государственные институты, и граждан. Выгодно было тем, кто, инспирировав эту стрельбу получил власть, ведь много убитых с обеих сторон были из одного и того же калибра оружия. Не будет расследования. Они уничтожили почти все доказательства.”

Отвечая на вопрос, что произошло в Украине 5 лет назад, во время кровопролитных столкновений, Мураев прямо указывает на одну существенную деталь:

“Ответ, на самом деле, дает закон об амнистии участников событий 2013- 14 гг. Знаете, что запрещено расследовать в этот период в отношении майдановцев? Захват админзданий, сопротивление и убийство сотрудников правоохранительных органов, похищения людей, грабеж и многие другие статьи, которые никак под романтический образ революции не попадают. Этим законом запретили расследовать, кто был третьей силой и кто спровоцировал ответный огонь. Если вы будете голосовать за этих еврооптимистов, НАТО, ЕС и идеалы “Революции гидности” – мы никогда не получим ответы.”

Евгений Мураев признает: в обществе существует полярно противоположная оценка происшедшему в 2013-2014 году, одна часть считает данные события катастрофическими, другая – называет достижением  и всячески выражает, подчас в довольно агрессивноой форме митингов, публичных блокировок и протестов в отношении инакомыслящих. Обращаясь к последним, Евгений Мураев призвал:

“Хочу к активистам обратиться: вы постоянно паразитируете на этой теме и топчетесь на костях тех, кто погиб, вместо тех, кто получил власть в результате их смертей. Хоть раз поступите правильно – не допустите, чтоб эти пришли к власти и этот вопрос остался в истории. Нам нужны честные ответы. Иначе мы не дойдем до виновных в событиях в Одессе 2 мая и до “котлов” Иловайска и Дебальцево, о которых Порошенко говорил, что их нет. И не получим рецептов, как вернуть Донбасс. Для них это ненужные расследования, для них это приговор.”

Поделиться:

Популярное