USD
0.00
0.00
EUR
0.00
0.00
Коронавирус
Коронавирус

Из уст в уста: интервью с митрополитом Агафангелом

Накануне 80-летия митрополита Агафангела, журналисты имели возможность задать ему вопросы и узнать всю правду о его смеренной жизни и достижениях. Это человек, который посвятил свою жизнь делам Божьим и Церкви Христовой. А ведь это более 800 восстановленных храмов и соборов, четырехтомный богословный труд и огромное множество других благих деяний. По настоящее время митрополит является народным депутатом Верховной Рады и своими поступками укрепляет нашу страну.

Этот человек, будучи «ребенком войны», на собственном опыте знает, что такое сиротство, лишения и голод. Тринадцать лет он служил Богу и людям в стране, где это считалось не престижно и опасно для тоталитаризма. Это был период, когда Украина еще не была в составе СССР. И митрополит внес свой вклад в становлении независимости нашего государства.

Жизнь Агафангела описана во многих церковных трудах, написанных различными служителями. Так, игуменья Серафима (Шевчик) еще 15 лет назад написала книгу «Подвиг служения Христу», где и рассказала, что за человек митрополит Одесский. Уже сняты киноленты, но Агафангел в них в большинстве случаев скромен и немногословен.

И вот теперь есть возможность из первых уст узнать, что именно тревожит этого великого человека, и мы с удовольствием делимся всем, что услышали.

В интервью, Владыка рассказал, что появился на свет в 1938 году в селе Бурдино Тербунского района, который тогда относился к Курской, а сейчас – к Липецкой области. Будучи маленьким ребенком, он проживал в местах, где земля пропитана кровью бойцов и горем людей. Все яркие воспоминания о его детстве связаны с разрухой, голодом и нищетой.

Как рассказал Агафангел, в один из годов, Бог послал хороший урожай травы лебеды. Именно ее семена мололи и добавляли тогда в еду. Но этого все равно не хватало и тогда, вместе с голодом, к людям пришли болезни.

«Глаза слезились, затекали и зарастали струпьями. Моя мама Марфа Федоровна каждое утро промывала нам, детям, водой глаза, чтобы мы могли хоть как-то смотреть. А ночью вновь появлялись струпья. Болезни были разные, тяжкие и сложные. Но Господь помогал, мама боролась за каждого из нас, заботилась, молилась и верила, что превозможет все напасти», — вспомнил митрополит.

Его мать получила ранение, когда пряталась в лесу вместе с детьми от бомбежки. Старший брат подорвался на мине, и лишился рук и ног. Матери пришлось собирать его по частям. А ведь прожил он после этого еще сутки. Сама оккупация прошла без него, так как всю семью эвакуировали в Сибирь. Там, под Новосибирском, на станции Ояш, они и прожили до 1947 года.

«Средний брат Иван Михайлович был взят на войну, прошел Великую Отечественную, был контужен и с этой травмой прожил жизнь. Муслим Магомаев, у которого отец тоже погиб на фронте, пел песню со словами: «От зари до зари, от темна до темна». Я всегда думал, что это про нашу маму. Она трудилась от зари до зари: была завхозом в средней школе и ночным сторожем, работала в колхозе для того, чтобы пропитать нас, оставшихся в живых детей. Мама приобрела домик, завела хозяйство, где мы жили до 47-го года, а потом оставшиеся в нашем селе родственники писали маме: «Ты живешь на чужбине, если ты помрешь, с кем дети останутся? Кто их будет воспитывать?» Мама решила вернуться в родное село», – продолжил рассказ митрополит.

И они вернулись. Но только дом был разрушен. Крыша развалена,  и дожди лили прямо в комнаты, где воду собирали консервными банками. Но жить нужно и люди жили дальше. А после войны, когда люди не могли жить без веры, события развивались следующим образом:

«Власть, как была, так и оставалась атеистической. Но у людей во время бедствий и трагедий многократно возрастает тяга ко Христу и Церкви Его. Храмы открывались не по приказам власти, а по инициативе и трудами людей. Властям трудно было отказать вдовам погибших воинов-освободителей, их детям, да и самим фронтовикам. В нашем селе, как раз моя мама (сразу после возвращения в 1947 году) взялась за восстановление святыни. Наш Вознесенский трехпрестольный храм с Крестовоздвиженским приделом и приделом в честь Василия Великого, был закрыт после революции, и туда загоняли скот. И мама решила взять на себя тяжелый крест – возрождать его по частям. Помню, она рассказывала, как ездила за сто километров, в Елец за жестью-«катанкой», чтобы перекрыть храм и по крупинкам восстанавливала его. Она считала, что с Божией помощью можно преодолеть любые препятствия, и нас воспитывала в такой убежденности. Храм был открыт в том же году и оказался единственным действующим на всю округу».

Владыка также рассказал, как он пришел в церковь. Это было несмотря на то, что часто посещать храм он не имел возможности. Ему приходилось много работать на приусадебном хозяйстве, чтобы прокормить себя и оставшихся членов семьи. Но в храмы он любил ходить и если такая возможность появлялась, отрок никогда ее не игнорировал.

Тогда же он и узнал, что есть специальные школы, в которых учат детей и готовят служению Богу. Он поступил в семинарию на Андреевском спуске в Киеве. Мать же его, в тот момент работала в храме. Возможно, это также сказалось при поступлении, но мальчика приняли на первый курс. Замечательно то, что столичная школа, с ее программой обучения, оказалась посильной сельскому подростку. Но лишения его тогда не закончились:

«Денег не хватало даже на самое необходимое. Не было даже приличной одежды. Мне предложили написать прошение и семинария купила мне костюм».

А после окончания семинарии начались гонения, коим подвергались все священнослужители в СССР того времени. Как бы там ни было, он возмужал, много учился и продолжал служить Богу и людям. И в 1967 году, его назначили ректором Одесской семинарии.

Но перед этим, была учеба в московской духовной академии. В тот период он восхищался монахами-духовниками и, в конце концов, принял решение принять постриг после того, как он пробыл послушником. А уже потом состоялся постриг в монахи и имя его стало Агафангел.

17 лет под его руководством находилась Винницкая епархия. Когда он приехал на первое служение, это была церковь, которая возведена без единого гвоздя. Несмотря на то, что даже само здание было в ужасном состоянии:

«Стены грязные, закопченные, одна печка-буржуйка смотрит в одно окно, вторая – в другое, крыша течет, пол грязный. Все остальные храмы были в таком же удручающем состоянии из-за того, что нельзя было производить никакого ремонта, необходимо было на каждую мелочь получать письменное разрешение у уполномоченного, а таких разрешений очень часто не давали. Я полгода в буквальном смысле плакал от стыда».

Поля в храме пришлось очищать лично, циклевальной машинкой. А после этого были десятки и сотни восстановленных из небытия храмов. И каждый раз на пути вставали препоны и преграды. Но с верой в сердце, Агафангел смог пройти через все трудности. Он непрестанно молился и много работал для того, чтобы люди могли прийти в храм к Богу.

Оттуда же, из Винницы, и пришла помощь прихожан, которые голосовали за то, чтобы этот человек представлял их интересы в Верховной Раде. А когда пришло время подписывать декларацию о независимости Украины, его коллеги боялись ставить автографы. И только он, с чистым сердцем и верой, не колебался ни минуты.

Но деяния митрополита связаны не только с восстановлением храмов. Если в Одессе до него было всего 80 церквей, то сейчас их более полутысячи. А если учесть Балтскую епархию, то это без малого 900 храмов Божьих. Да и сам монастырь, при его правлении преобразился. И если учесть, что практически все пришлось обновлять, то можно считать, что это новый монастырь.

Несмотря на это митрополит верит, что сможет сделать еще больше, и это действительно так. Он просит Бога лишь об одном, чтобы его приняли в Царство Божье, и простили несовершенства. И за это он готов трудиться еще усерднее.

 

Билет в телефоне: Как обезопасить себя от неприятностей