USD
26.63
26.80
EUR
31.11
31.43
Коронавирус
Коронавирус

Эксклюзивные подробности мерзкого скандала в «Буковеле»

Эксклюзивные подробности мерзкого скандала в «Буковеле»

Известный горнолыжный курорт «Буковель» в Карпатах оказался в эпицентре громкого скандала. Жена одного из отдыхавших Юлия Гармаш опубликовала в сети пост, в котором рассказала. что ее супруг Алексей был избит сотрудниками курорта.

Вместе с ним на месте событий присутствовал друг семьи Олег, который рассказал журналистам «Обозревателя» подробности этой неприятной истории.

Отметим, что в «Буковеле» уже заявили, что провели служебное расследование, но якобы ни один из сотрудников курорта не бил Алексея. А пострадал он от руки другого отдыхавшего.

— Расскажите всю историю с самого начала. За что избили вашего друга?

— Мы стояли в самом низу, ждали подъемник. Была большая очередь, все довольно тесно стояли. Слева проходил лыжник, который толкнул сначала мужчину в возрасте 50-60 лет, а потом Алексея. Тот сделал ему замечание. В ответ он психанул, снял лыжи и сказал: «Я «лыжный патруль». А ты кто такой?». Начался конфликт.

Мужчина, который был сзади, тоже вписался. Сказал: «Я свидетель. Ты просто сотрудник. Так что знай свое место и стой в очереди». Началась ссора, но поскольку это задерживало всю очередь, то мужик просто пообещал разобраться на верху.

Мы поднялись на гору, где нас уже ждали двое. Я подошел к Алексею. Он планировал с ним просто поговорить, может быть написать жалобу, что тот ведет себя некорректно. Эти двое начали с угроз, а потом появилось еще два человека. Один из них тоже был в куртке «лыжного патруля», а второй в обычной.

Мы начали почему-то перемещаться к зданию оператора, они начали все больше угрожать. Один из них говорил: «Я бы тебя закопал здесь на месте, если бы была другая ситуация». Потом возле будки они начали Лешу пихать, и даже пытаться как-то ударить — кто ногой, кто рукой.

Я его закрыл собой, а Алексей начал пытаться звать полицию, потому что уже начались физические действия. Но понятно, что полиции там не было.

После этого он начал пытаться лезть в будку оператора, где надеялся найти кого-то из администрации. В итоге Леша таки зашел внутрь, думал что там спасется, но будка оператора оказалась еще худшим местом.

Меньше свидетелей, камер. В какой-то момент я не уследил. И один из этих «патрульных» просто взял и с правой хорошенько его ударил в челюсть. Алексей как стоял, так и упал.

— А они были трезвые или нет? Может, запах шел?

— Да нет. Они, кстати, сами спрашивали у нас об этом. Я думаю, что они были трезвые, потому что на работе все-таки.

Но у них у всех были камеры на головах. Кстати, этими камерами они нам пытались угрожать, что сейчас все запишут. Мы в ответ говорили: «Конечно! Все записывайте. А мы потом покажем как вы беспределите». В «Буковеле» тоже везде полно камер, но почему-то все оказалось «разряжено» в этот момент.

Я так понимаю, что этот «лыжный патруль» увидел, что Лешу откачали нашатырем, а потом просто взяли и поехали по склону вниз. Больше мы их не видели.

— В Facebook писали, что вам мешали снимать инцидент. Они просто закрыли камеру или забрали телефон?

— Один из патрульных вырывал его из рук. Алексей тоже сначала пытался снимать и у них долго шли препирательства по этому поводу. В итоге ему телефон вернули, но снимать не дали. То же самое было с Юлей. Он буквально схватил ее телефон и выворачивал с руками. Снять себя не дал. Да и в маске же был.


— А лежачего хотя бы не добивали?

— Нет-нет. Я думаю, что патрульный сам испугался. Ведь мог и убить легко. Кстати, все это я рассказываю впервые. Потому что до этого меня ни полиция, ни администрация «Буковеля» не опрашивали.

— Расскажите, что происходило с того момента, когда вы вызвали полицию? Кстати, те быстро приехали?

— Полиция приехала довольно быстро. Лешу спустили в медпункт. Я сходил в номер, который находился в нескольких минутах от нас, чтобы отнести сноуборды, а уже минут через 10 приехала полиция. То есть довольно быстро.

— Я так понимаю, что свидетелей было много, если все это происходило на горе.

— Да, свидетелей было полно. Конкретно удар, который нанес ему «лыжный патруль», произошел в будке оператора подъемника. Когда Лешу ударили, то он упал буквально в полуметре от оператора подъемника. Он все точно видел. Мы у него спросили: «Вы же дадите показания?». Он сказал: «Да, конечно. Это беспредел». Но через два часа дал не те свидетельства, которые обещал.

— А как все происходило дальше?

— Мы отвезли его в больницу, где провели неприятную ночь. Алексей продолжал все забывать, спрашивать одно и тоже. Ему делали капельницы, уколы. Утром ему стало лучше, и нам сказали, что можно выписываться.

Мы хотели забрать нужные нам документы, но не дождались их. Поэтому попросили прислать почтой. И поехали на курорт. Дальше Алексей сказал, что больше не хочет оставаться ни минуты в «Буковеле». Хоть у него и болела голова, но он собрал вещи, сел в машину и уехал.

Мы с женой переночевали, а потом подумали: «Что здесь дальше делать?». Моя жена, зная что я был главным свидетелем и защищал Лешу, не хотела, чтобы я один катался по горе. Мы поменяли билет на поезд и уехали.

— А в чем вообще заключается функция «лыжного патруля»? Это охрана на «Буковеле»?

— Мы не понимаем сами. Я думаю, что вообще мало кто понимает, что они там делают. Я знаю, что у них есть полномочия блокировать скепасы, если они видят, что человек пьяный или скатывается по склонам, где это запрещено. Они какой-то контроль безопасности делают, но их полномочия никто не знает.

— Из руководства «Буковеля» с вами никто не связывался?

— Нет, абсолютно. Мы написали заявление с просьбой вернуть нам деньги, потому что мы вынуждены отбыть из-за неправомерных действий их сотрудников. Оставили и зарегистрировали, но не думаю, что нам что-то вернется.

— А как вообще действовала полиция в этой ситуации? Неужели приехали, походили и уехали?

— Полиция, которая была в «Буковеле», осталась с Юлей. Потому что кто-то должен был ехать с Алексеем в больницу. А заявление они должны были принять от него или жены. Мы решили, что поеду в больницу я.

Там я сказал, что нам нужна справка для полиции, поэтому врачи вызвали их еще туда. Это был поселок Надвирне. Те еще раз взяли заявление от имени Алексея. Я все продиктовал, а расписался он. Меня везде записали как главного свидетеля. Но пока никто не опросил.

Уже вчера, когда мы уехали, то мне звонили и приглашали рассказать, но я уже был в дороге, поэтому попросил прислать повестку по месту жительства.

Мы все понимаем, где живем. Очень сильно разочаровала позиция «Буковеля», где вместо того, чтобы войти в наше положение, полностью встали на сторону своих сотрудников. А так ситуация жизненная. Это же Украина.

Дорогие читатели, а вы как думаете? Будет ли расследование ситуации и возврат средств?

Ляшко окунулся в прорубь голым?