USD
0.00
0.00
EUR
0.00
0.00
Коронавирус
Коронавирус

Сыновья мэра Харькова Геннадия Кернеса рассказали о самочувствии отца

Сыновья мэра Харькова рассказали в каком состоянии находится их отец, когда он вернется в родной город и почему с ним не публикуют видео.

В интервью для издания «Страна» сыновья Геннадия Кернеса решили развеять слухи о своем отце и рассказать о его самочувствии. Даниил и Родион, которые сейчас находятся в Берлине, рассказали, может ли их отец говорить и почему не хочет фотографироваться и сниматься на видео.

 — Всех интересует, в каком состоянии находится ваш отец? Как он себя чувствует?

— (Родион) Отец в отличном состоянии. Я был у него позавчера. Сегодня тоже навещу его. Его здоровью ничего не угрожает.

— Разные источники сообщают, что с Кернесом случился инсульт. И он сейчас не разговаривает. И говорят, что именно это одна из причин, почему нет ни одного фото или видео, где он в адекватном состоянии опровергает эти новости. Это правда?

— (Даниил) Инсульт, кома — это манипуляция оппонентов, которым больше нечего делать, кроме как спекулировать на его здоровье. Я вот реально не могу понять, откуда они это все берут. Я лично его отправлял в клинику «Шарите». Все началось с того, что мне позвонил Родион и сказал, что собираем семейный совет, но так как я живу в Киеве, мне нужно было какое-то время, чтобы приехать.

— Сам Кернес был в курсе того, что его отправляют в «Шарите»? Он контролировал процесс? Или решение приняли без его участия?

— (Даниил) У отца была такая позиция: «Я никуда не поеду, меня и здесь все устраивает». Но мы приняли решение лететь в клинику в Германии. Он до последнего момента кипешевал.

— Что значит «кипешевал»?

— (Даниил) Просил от него «отъеб@ться», извините за грубость. Все же знают его лексикон.

— Но вы не «отъеб@лись», извините за лексикон. Почему?

— (Даниил) Из-за осложнений, вызванных коронавирусом. В 2014 году, когда в него стреляли, пуля прошила легкое очень сильно. Пуля, когда вошла, оставила в легком дырку в 2 мм, а на выходе — получается дырка размером в арбуз. Вылетело где-то килограмма три мяса. Весь участок на вылете — легкое. Именно это ранение было причиной, почему мы настояли на перелете в «Шарите». У него было слабое легкое, плюс вирус… и нужна была помощь врачей, чтобы его сохранить.

— И все же — как себя сейчас чувствует ваш отец?

— (Родион) На сегодняшний день он находится в отличном состоянии. Его здоровью ничего не угрожает. Он набирается сил для предстоящей активной работы. Я летел с ним в самолете и по сей день нахожусь с ним в Берлине. И с того момента вижу ежедневные улучшения. Мы регулярно общаемся с врачами, которые явно отмечают положительную динамику, довольны ходом лечения и удивлены скорости его восстановления.

— В каком он настроении?

— (Родион) Он очень злой и агрессивный из-за выпадов, которые на него делают политические оппоненты и импотенты.

— То есть Кернес, по вашим словам, в нормальном состоянии и он может говорить?

— (Даниил) Да, он в нормальном состоянии. В связи с тем, что у него была тяжёлая форма коронавируса, ему сложно пока говорить. Он отвечает, общается с нами, но философские задушевные разговоры ещё не ведёт. Не волнуйтесь. Человек только вычухался. Что вы от него хотите? Вы ещё с ним поболтаете. Чтобы нам разговаривать, нужно набрать легкие и условно задержать дыхание и постепенно делать контролируемый выдох. Ему эту историю делать тяжело, в связи со сложным течением коронавируса. Врачи настоятельно просят его не беспокоить и не трогать болтовней. То, что нас пускают в больницу — это исключительно, потому что мы пробили туда дорожку.

— (Даниил) Реально пускают по одному человеку. Из-за коронавируса запечатывают в защитные пакеты, и пускают не каждый день, по предварительной записи только в присутствии лечащего врача.

— Если, как вы говорите, Кернес в нормальном состоянии и может говорить, пусть и с трудом, то почему вы не запишите видео, где он говорит и тем самым снимите все вопросы относительно его здоровья? Вы же понимаете, что без этого вашим словам могут не поверить?

— (Даниил) Я сегодня буду у него. Постараюсь эксклюзивно для вашего издания снять видео, чтобы развеять все спекуляции и манипуляции со стороны оппонентов. Если он позволит.

— Почему бы ему не позволить? Он сам в этом заинтересован.

— (Даниил) Он сейчас похож на Эйнштейна: заросший, с ужасной бородой.

— Вы представляете, какой фурор вызвало бы это видео?

— (Даниил) Если бы это был я, то сделал бы такое фото. Но он безумно щепетильно относится к собственной внешности. Когда он был в Израиле, он просил, чтобы детей в палату не пускали, пока он не будет «как огурчик». Понятно, что мы все равно пришли, но он кипешевал очень долго.

— А по нему не скажешь, что он нарцисс.

— (Даниил) По нему книгу можно написать. Благодаря этому перфекционизму и нарциссизму — Харьков такой. У него нет этих границ: город или я. Он хочет, чтобы все было идеально. Поэтому я хотел сделать фото, но он отворачивается.

(Родион) Я к нему захожу, пожимаю руку и вижу, что у него конкретно отросли ногти на руках, как у Дракулы. Я говорю: «Пап, ты видел свои ногти?» Он начал их долго рассматривать, потом повернулся ко мне и с улыбкой сказал: «Ох@еть». Пришлось маме осваивать маникюрный набор. Клиент остался доволен.

— Так когда ждать видео, в котором мы увидим Геннадия Адольфовича, который общается с вами?

— (Даниил) Вчера я пришел к нему, хотел сделать фото, а он отвернулся и протяжно, глубоко так сказал: «Отъ@бись». Но я сегодня попробую.

— Вопрос действительно очень важный. Одно дело оппоненты, а второе — харьковчане, которым предстоит принять решение о том, за кого голосовать. И одно дело, когда они голосуют за мэра Кернеса, который вернется с лечения и приступит снова к исполнению обязанностей. А другое дело, когда они голосуют за мэра Кернеса, который не сможет по состоянию здоровья управлять городом и управлять им будет какой-то секретарь горсовета, за которого как за мэра никто не голосовал. Это к вопросу о важности информации о здоровье мэра. Просто вашим словам не поверят. Нужны подтверждения. Видео, на котором видно, как Геннадий Адольфович общается.

 (Даниил) Письмо от клиники, которое выставил Родион, где написано, что у врачей нет сомнений, что его скорейшему и полному выздоровлению ничего не мешает. Клиника «Шарите» писала таких всего два письма за всю свою историю: Кернесу и Алексею Навальному. По большому счету, если с ним что-то будет не так, я даже не представляю, какие убытки будут в суде для этой клиники.

— (Родион) Поэтому клиника не предоставляет больше подробностей о состоянии здоровья, так как боятся исков в суде. Они с уверенностью сразу нам сказали, что никакого инсульта не было, о котором спекулируют некоторые шуты.

— Много спекуляций было по поводу самолета, который не взлетал из-за того, что Кернес находился в якобы очень тяжёлом состоянии. Правда это или нет?

— (Родион) Из-за того что у него был коронавирус, его нужно было положить в специальную герметическую капсулу, он был категорически против того, чтобы лежать под этой стеклянной крышкой. Она выглядит ужасно, жутко. Мы пытались уговорить пилота, чтобы его не помещали в эту капсулу.

— Он был в состоянии бороться с врачами?

— (Даниил) Он был в состоянии сказать нам, что он никуда не едет в очень грубой форме.

— Когда вы его привезли, он согласился, что было принято правильное решение отвезти его в «Шарите»?

— (Даниил) Узнаю чуть позже. Также мы не знали, что Харьков в «красной зоне» медицинских самолетов, так как рядом военные действия. Те, кого мы просили — организация «Красный Крест», отказалась, сказав, что у нас в Харькове война. Мы также столкнулись с историей, что страховая компания принимает решение, будет ли она страховать полет. Нам раз, два отказали. Мы сначала думали, что это только с нами такая история, но нет — проверили через своих ребят, и оказалось, что это касается всех.

— Согласно законодательству, если Кернес не примет присягу лично на заседании горсовета, он не будет мэром, и объявят повторные выборы. Вы понимаете такой риск?

— (Родион) Сомнений, что он это сделает нет. Он будет на присяге.

— Можете назвать дату выписки?

— (Даниил) Могу, но не буду этого делать, не хочу загадывать. Повторюсь, на присяге точно будет.

— Говорили ли вы с отцом по поводу последних событий в Украине и Харькове?

 — (Даниил) Ему реально сейчас сложно говорить на эти темы. Ему все рассказывают, он в курсе всего, что происходит. Врать не буду — крыс и непорядочных людей очень много. Но мы их всех записываем в «тетрадку». Когда батя окончательно оправится, я сяду перед ним, раскрою тетрадь и пройдемся по всему списку.

 

Назвали пять возможных вопросов всеукраинского опроса Зеленского

Оставьте свой комментарий:

0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments