USD
26.87
27.07
EUR
30.23
30.55
Коронавирус
Коронавирус

Теория разбитых окон

В конце 70-х годов прошлого века Нью-Йорк был далек от сегодняшнего образа. Тогда на улицах мегаполиса за ночь случалось свыше двух тысяч тяжких преступлений и 10 убийств. Полиция рекомендовала людям носить в нагрудном кармане двадцать долларов, чтобы сразу отдать грабителям, сохранив при этом здоровье.

Поездка в метро была сродни лотерее – ведь выйти из подземки целым и со всем своим имуществом было сродни победы. Банды среди бела дня грабили людей. Да и сама подземка выглядела совсем иначе – там стоял полумрак из-за разбитых фонарей, платформы утопали в мусоре, а стены станций и вагонов были в граффити.

«Я вошёл в метро, выстоял очередь за жетоном, а затем подошёл к турникету и обнаружил, что монетоприёмник сломан. Рядом стояли два мрачных детины. Они сломали турникет и требовали, чтобы пассажиры отдавали жетоны им. Никто не хотел связываться с этими уголовниками, и жетоны исчезали в расписанных наколками руках. Но большая часть людей просто обходила наглую пару, и попадала в метро бесплатно. Всё это напоминало ад. Создавалось впечатление, что государственные устои рушатся», — вспоминает один из очевидцев.

Но в 1982 году все изменилось, при чем не благодаря супергерою или группе отверженных рэмбо, а усилиями двух ученных – политолога Джеймса Куинна и социолога Джорджа Келлинга. Они придумали теорию разбитых окон, которая в последствии преобразила не только Нью-Йорк, а и многие другие страны.

Суть теории очень просто объяснить на примере дома с разбитым окном. У проходящих мимо людей создается впечатление, что в доме творится полная анархия. В таком случае, момент когда будет разбито еще одно окно, а потом и все, лишь вопрос времени. Затем чувство безнаказанности охватит всю улицу.

Эта теория предложила взглянуть на природу происхождения преступников совсем иначе. Ученные считали, что склонность нарушать закон появлялась вовсе не из-за дурных ген или плохого воспитания, а из-за окружающей среды.

Впервые действенность теории проверили на велосипедной парковки. На все байки разместили рекламные флаера, а урны поблизости намеренно изъяли. Так что вариантов владельцев велосипедов было несколько – бросить рекламу на асфальт или же забрать с собой. Как ни странно, но если вокруг было чисто, то люди выбирали второй вариант, а если же на земле валялись окурки, а стены были в графити – то исход был очевиден, в большинстве случаев.

Затем эксперимент повторили в подземке новый директор метрополитена. Он начал свою деятельность не с обновления и ремонта оборудования, которое тогда оставляло желать лучшего, а с нещадной борьбы с граффити. Это не особо понравилось налогоплательщикам, но каждую ночь все рисунки закрашивались.

«Рисунки на стенах и в поездах символизируют крах системы. В первую очередь мы должны победить граффити, а уж после этого начать эксплуатацию поездов стоимостью в десятки млн. долларов. Если мы не сможем защитить их от вандализма, то их тут же изуродуют», — заявил тогда Дэвид Ганн.

И как ни странно, но в скором времени граффити в метро стали редкостью, да и в целом там стало горазд чище и светлее. Вскоре новый опыт подхватил и новый шеф полиции Уильям Браттон. В то время люди с оружием в транспорте были явлением отнюдь не редким. Главный коп города решил с этим бороться по-своему. На каждой станции у турникетов были расставлены правоохранители, которые отлавливали всех зайцев и доставляли в участок. И люди с оружием, видя как «ни в чем неповинных» граждан скручивают и везут в отдел, начали побаиваться за свою свободу. Что сделало метро в разы безопаснее.

Уже в 1993 году мэром Нью-Йорка стал Рудольф Джулиани. Он был вдохновлен эффективностью теории разбитых окон, и на улицах начали задерживать людей, которые вели себя непристойно. И результат не заставил себя ждать — К 1995 году Нью-Йорк превратился в один из самых безопасных городов США.

Эта теория наглядный пример для тех, кто не верит, что один маленький поступок может изменить многое. Так почему бы не взять себе это на заметку и не начать преображать свою, и жизнь своих близких в лучшую сторону – шажок за шажком?

ЧМ-2018: вратари недвольны мячом